Новости
подписаться
поделиться в Facebook
рассказать в ВКонтакте

21 декабря 2016

Истории о сбывшихся мечтах

Мечта найти себя в жизни

У меня никогда не было мечты заниматься с детьми, открывать свой центр, тем более детский сад. Вся моя жизнь строилась таким образом, что я принимала направление, которое мне давали свыше. Первый раз подобный импульс я получила от психолога. Я сомневалась, куда идти после школы, и психолог посоветовала: «Иди в педучилище. После него ты сможешь делать всё». И она предсказала моё будущее! Я закончила педагогический дефектологический колледж и поступила в педвуз по той же специальности. И вот мне 18 лет, я вернулась из Египта (жила там какое-то время) вся в африканских косичках, а мама советует: «Начни заниматься с детьми!». Сначала я отнекивалась («Да никогда в жизни!»), потом постепенно стала подбирать песни, сидела за роялем. Начала заниматься с детками от трех лет музыкой и танцами. В тот момент я была слишком молода и не знала до конца, кем хочу стать. Это были «пробы пера», но я чувствовала, что меня направили на этот путь, и я его приняла. 

У нас во Фрязино тогда только начиналась мода на детские центры, и я была одной из первых, кто проводил занятия с детьми от трех лет. Изучала разные методики, использовала их в своей практике, но они казались мне очень поверхностными. Все это время я была в педагогическом поиске, чувствовала, что делаю что-то хорошее, но как я это делаю? Навредить – не навредила, но чувствовала, будто чего-то не хватает. 

В 2012-2013 годах я задумала объединить в своих занятиях музыку и движения, потому что для меня немыслимо преподавать их детям раздельно. Искала информацию и совершенно случайно (как это всегда бывает) наткнулась на семинар Евгения Белозёрова по креативной и орф-педагогике в Москве. Мне это сразу очень понравилось. Описание семинара было настолько близким, что я подумала: «Да! Вот оно - то, что мне нужно!». 

На семинаре мне открылся совершенно новый мир, как будто я побывала в космосе. Полученные знания были настолько глубокими и задействовали столько связей, и внешних, и внутренних, а я даже и не подозревала, что подобное можно творить на музыкально-двигательном занятии! Была под сильнейшим впечатлением. Я-то думала, что столько всего видела в жизни, занималась с особенными детками, у меня багаж опыта. Поэтому удивилась открытиям и была несказанно им рада. Мой мир перевернулся, изменилось мое отношение к детям и самой себе. Это был очень личностный семинар. Даже сейчас, вспоминая его, не могу удержаться от эмоций. 

Я начала двигаться. Узнала, что такое креативная педагогика и орф-подход. Узнала, что есть не только классическое восприятие музыки. Я и раньше чувствовала и понимала, что музыка и движения – вещи, совершенно неразделимые. И учить детей, например, нотной грамоте, если они не могут почувствовать музыку, ощутить, прожить ее, – нет никакого смысла. Да, это можно заучить механически, как «до-ре-ми-фа-соль-ля-си, едет кошка на такси», но что я об этом знаю? Что такое «до-ре-ми-фа-соль»? У детей еще нет таких связей, нейронов. Им тяжело воспринимать абстрактные вещи, им нужно объяснять всё на их детском языке. Поэтому нужна игра, и важно играть самому. Дух игры – великая вещь, ты попадаешь в поток с детьми – в поток игры, движения, музыки, тогда становятся понятными очень многие вещи. Ты учишься у детей, дети учатся у тебя. И это постоянный обмен и обучение.

Я начала обучаться у Жени Белозёрова, потом у других учителей, в том числе зарубежных, посещала многие курсы: и орф-подход, и креативный танец, и многие другие. Я набиралась опыта и, конечно же, начала погружаться в свою деятельность, в практику, где меня тоже ожидали всевозможные открытия. 

Одним из таких открытий было осознание того, что я могу не только преподавать, используя существующую методику, но и создавать что-то свое. На занятиях я не беру только орф-педагогику (потому что, как любая педагогика структурирована и обладает излишней методичностью), – я создаю музыкально-двигательную среду с использованием креативного и орф-подхода. Женя так и говорил: каждый обучает через себя. Если ты скорее художник, ты будешь давать больше художественной составляющей. Если танцор – больше двигательной среды. Если театрал – будет больше театра. И поэтому у тебя получается совершенно оригинальный продукт. Меня это потрясло. Как это – я не использую готовый продукт, а я сама и есть готовый продукт? Здорово! 

Я пытаюсь услышать детей. Чем, например, мои занятия отличаются от других, предназначенных для детей до трех лет? Тем, что я не создаю какой-то определенный план действий. Сродни волне – ловишь ее и не знаешь, куда она приведет. Иногда моя первоначальная задумка совершенно противоположа результату, который я в итоге получаю. Это такой живой процесс, который зависит от состояния не только детей, но и родителей, приходящих ко мне на классы. Мои занятия для малышей направлены непосредственно на контакт мамы с ребенком. Ведь всё зависит именно от этого контакта, налажен ли он. Многие мамы элементарно не знают, как общаться с детьми. Я очень часто встречаю женщин, которые думают, что дети до полутора-двух лет не маленькая копия взрослого, а какие-то «овощи». Можно сказать, что мои занятия направлены на раскрытие мамы. И я вижу разницу между детьми, которые уже занимаются у меня и которые приходят в первый раз. Наши дети внимательны друг к другу, уважительно относятся к пространству другого человека, не зациклены на себе. 

Орф-подход дает свободу действий. Ведь как принято в детских садах? Музыкальный работник играет на пианино, а дети самостоятельно выполняют задание. Получается, что ты разъединен с детьми и не можешь влиться в их процесс. Ты являешь собой руководство и аккомпанемент. Орф-подход позволяет педагогу активно участвовать в процессе, не наблюдая со стороны, что для меня было очень важно. Да, я взрослая, да, я знаю больше, но я могу играть с ними на равных. Многим педагогам мешает именно это авторитарное чувство, что они взрослые и не должны играть с детьми. И получается, что обделяют как раз в том, что может помочь и обучить. 

Мне не очень нравится слово «педагог», оно все-таки немножко авторитарное. Я скорее помогаю, я – проводник: в мир музыки, движения, общения. Ведущий. И, конечно, в какой-то степени педагог и психолог. 

*** 
Моя студия «Jam» открылась в 2013 году. Точнее, обстоятельства сложились таким образом, что студия открылась. Я как раз уволилась из одного частного центра и осталась без помещения. Но это был май, поэтому я не волновалась и начала искать. У нас в городе цены на аренду помещений московские, просто космические. Я расслабилась и решила: может, каким-то образом решение придет через знакомых. И тут звонок: «Полина, здравствуйте! Наш центр закрывают, а мы, педагоги по системе Монтессори, хотим работать. Слышали, что у вас есть помещение, может, вы нас возьмете?». Я ответила, что брать некуда, ищите в другом месте. А сама думаю: «Нехорошо поступила с людьми, они работу потеряли, расстроены». Перезвонила и сказала: «Что-нибудь придумаем!».

Так и получилось. Нам дали совершенно новое помещение. Мы вложили средства, сделали ремонт. У людей появилась работа. Я стала руководителем, и у меня, к тому же, появился детский сад. За три месяца. Я-то говорила, что никогда в жизни не буду открывать детский сад. И мне тут же ответили: «Никогда не говори «никогда». 

Если бы не мой муж, у нас бы не было всего этого. Он никогда не смеялся над моими увлечениями, даже шутит, что он «орф-муж». Придумывает разные креативные инструменты, помогает во всем. И слава Богу, мы пока живем. Не без сложностей, естественно. Бывают разные родители, разные запросы, разные ситуации. Недавно нас решили еще и обокрасть. Но, как говорится, решать проблемы нужно по мере их поступления. 

Я считаю «Jam» одним из моих детищ. Это не просто работа – это моя жизнь. Я приезжала сюда даже в день родов: провела занятие, помыла пол и поехала рожать. И на третий день после родов опять была здесь. Я не могу бросить свое дитя, которое тоже держится на моих плечах. И работу я совмещаю с детьми. Веду занятия и для младшей дочки, и для сына, развиваю их на своих уроках. Правда, не очень люблю слово «развивать». Скорее – наполняю, насыщаю. Ведь развитие происходит естественным образом. А я – расширяю кругозор, помогаю становлению личности. 

В моей студии только то, что мне нравится - и качество превыше всего. У нас остаются только нужные люди. У всех разное восприятие мира, разное воспитание, поэтому, кому здесь не нравится – мы не держим. А кто остается – значит, свой. 

*** 
Если подвести промежуточный итог, то скажу, что я никогда не мечтала об этом. Я не намечала план действий, пока делала то или иное. Не думала, что выйду замуж, не мечтала о детях. Я хотела быть артисткой на сцене. Еще учась в школе, думала поступать в музучилище. У меня ведь папа – скрипач, альтист, мама – пианистка, преподает вокал. Правда, я ничего для этого не делала. Поэтому доверяй судьбе – но делай! Я чувствовала, что то, что преподносит жизнь, подходит мне. Я соглашалась, потом сомневалась, но шла и делала. Без труда у меня ничего не получилось бы. И сейчас я испытываю огромное счастье и удовлетворение. 

Когда я только начинала свою педагогическую деятельность, моим постоянным эмоциональным фоном было недовольство собой. А когда я нашла креативный подход, самоедство испарилось. Я начала ценить время, состояние «здесь и сейчас». Это тоже победа. И мне нравится, что моя деятельность, мои занятия – это и музыка, и движение, и психология. Всё переплелось, и все настолько близкое мне: и театр там есть, и актерское искусство, и игра – всё-всё. 

Процесс, который происходит на моих занятиях, напоминает мне отчасти перформанс. У нас происходит совместное музицирование. Мне нравится, что нет зрителей, а есть единый процесс, в котором участвуют все. Этого мне не хватало на концертах: когда ты что-то отдаешь, а люди не настолько в процессе, нежели ты. Мне всегда нравились форматы выступлений в кафе, где более свободная обстановка. Я и сейчас выступаю, пою, играю, но уже не получаю полного удовлетворения. 

А ведь я стала музыкантом, может быть, не в классическом амплуа, но всё же! Орф-педагогика открыла мне столь многое, так расширила мои границы, что теперь я играю на всевозможных инструментах. Недавно мама подарила мне настоящие орф-инструменты из Германии. Это ксилофоны, металлофоны, глокеншпили, и теперь у меня богатейшая коллекция! Я стала играть на балалайке, джембе, глюкофоне, калимбе, флейте, блокфлейте. И чувствую себя в этом совершенно свободно. Да, мне не хватает классического образования; я могла бы лучше разбираться, например, в гармонии или аккордах, но у меня есть уши, есть тело, душа, я могу видеть, слышать, дышать. Это всё мне помогает.

И Женя Белозёров говорил: «Академическое образование мешает преподавать, жить с детьми». Потому что рамки, которые есть в образовании, иногда очень сложно сломать. Не считать «семь восьмых», а просто погружаться в звуки, реагировать своим телом и погружать детей в музыку посредством сенсорики. 

Сейчас я понимаю, что это именно то, чего я хотела. Потому что мои дети здесь, со мной, и я бы не хотела, чтобы они находились в другом месте. Мне нравится то, что в студии сложилась очень семейная обстановка. Многие это замечают, говорят, что приходят как домой. Мне нравится то, что есть сейчас в моей жизни. А размышления «было бы лучше, если бы...», наверное, бывают у многих. Ко всему привыкаешь, но я стараюсь, благодаря своей работе, смотреть на себя со стороны. 

А мечты у меня всё же есть. Я бы хотела создать экосадик, с огромным залом, с окнами в лес, с зеркалами: большой дом на природе. Я очень бы хотела встретить людей, которые разглядели бы во мне музыканта. А еще: чтобы больше людей узнало о моем опыте. Многие спрашивают, когда я буду проводить семинары. Ребята, я еще не настолько крута! Но чувствую: опыт накапливается, и его нужно отдавать. 

Важно быть позитивным, искать положительное даже в самых худших ситуациях, потому что они учат нас быть сильнее и находить выход. 

А еще хочу сказать, чтобы люди не занимались тем, чем им не нравится заниматься. Потому что это сразу чувствуется – тем более, в работе с детьми. Детей нужно любить, они – не для зарабатывания денег. 

Мне кажется, самая главная вещь в том, что нужно доверять Божьему промыслу, который ведет тебя по жизни. И если он дает тебе какую-то дорогу и ты соглашаешься с выбором, то нужно держаться ее и стараться развивать себя. Мне открылось, что я могу заниматься и с особенными детьми, орф-педагогика помогает и деткам-аутистам. Важно слушать себя и всегда искать, не расслабляться. И если ты уже нашел и почувствовал – слушать не только себя, не только то, что творится у тебя внутри, но и замечать импульсы извне. Ничто не бывает случайным: ни одна встреча, ни один звонок... 

Героиня – Сазонова Полина. 
История подготовлена Татьяной Прошиной и Варварой Кругловой. Спасибо!