Новости
подписаться
поделиться в Facebook
рассказать в ВКонтакте

16 ноября 2015

Истории о сбывшихся мечтах

Мечта режиссера

Я стал режиссером случайно, это связано с моей первой мечтой – стать рок-звездой. В Туле я собрал группу «Кислород-14», а здесь, в Питере есть наши большие друзья – группа «Площадь Восстания», и вот они нам говорят: «Что вы в Туле прозябаете, поехали в Питер, рок делать?» И мы такие «Даа! Поехали в Питер, рок делать!» И я всерьез за эту идею ухватился, а музыканты мои сказали: «Бешеная это какая-то идея, мы не готовы, давай так, если ты поступишь в Питер на «режиссуру», ну, то есть, там 1000 человек на место конкурс, вряд ли у тебя это выйдет, и если ты это сделаешь – мы переезжаем». Я отвечаю: «Фигня-вопрос, договорились».

Поступление: режиссерский факультет – это 5 официальных туров, а на самом деле их гораздо больше – актерское мастерство, танец, речь, практическая и теоретическая режиссура … Если откровенно говорить, многое зависит от удачи, все, кто пытается поступить на актерский или режиссерский, они все талантливые, кто-то более, кто-то менее, но попадают единицы, все зависит от обстоятельств - мастеру понравился или не понравился, например.

У меня был обратный билет куплен, я был уверен, что ничего не выйдет, а я взял и поступил. Кроме клавишника никто не переехал, а он слово сдержал, теперь учится в СПБГУ, и мы редко видимся. Теперь рока нет, есть театр.

Мечта о своем спектакле началась еще, когда я был актером в тульских театрах. Актер – это все равно зависимая профессия, актер свободен только в рамках своей роли, и он может говорить только в рамках своей роли, а режиссер – это тот, кто может собрать коллектив и выступить вместе, и повести за собой. Мне всегда хотелось высказываться, даже когда мы музыкой занимались – все равно, каждая песня - обязательно проблема какая-то, то, о чем надо сказать, не можешь молчать. Пока был актером, хотелось собрать, сделать, пытался, но, к сожалению, все упирается в деньги, в нежелание кого-то тебе помогать и, самое главное, это сейчас я понимаю, что я, естественно, был абсолютно безграмотен.

Много испытаний пришлось пройти при поступлении, да и Питер, это такая романтическая сказка, живешь в Туле и «О, Питер! Красота и культура!» А потом ты приезжаешь и холодно, жить негде, всё дорого и ты вообще никому не нужен и никого не знаешь.

Очень помогали посторонние люди, ребята из «Площади Восстания» давали гитару на один из туров, чтобы я спел песню, например, знакомые знакомых «вписывали» к себе, чтобы я у них жил. Поначалу было очень тяжело, да и потом, на самом деле, кажется, что поступить – это сложно. Ерунда. Поступить - это ерунда по сравнению с тем, чтобы потом учиться. Что самое сложное? Когда ты занят с 9 утра до 11 вечера, выходных у тебя нет, причем, кому не рассказываешь, все говорят: «Ладно тебе, нет. Есть.» Да, нет! Вообще нет. С 9 утра до 11 вечера ты занят беспросветно, и субботу, и в воскресенье. В обычные дни есть пары, между парами 10ти минутные перерывы и обед целый час, а в выходные – репетиции, бывает так, что репетиции стоят с утра до ночи, успеваешь только из одной аудитории в другую заходить и репетировать дальше.

Первые курсы вообще только актерские – все у всех играют, ну и сейчас, есть сказка «Чудище» (это «Аленький Цветочек»), Олег ее поставил, Король из моей сказки, он у меня играет, я у него. Есть спектакль, «Пакуем чемоданы», там играют только режиссеры. И многие такого ритма не выдерживают и «слетают», до последнего курса доходит совсем мало. С предыдущего курса, например, доучилось только 6, из них только трое получило диплом в том же году, что и выпустились.

То, что я поставил свой спектакль, будучи еще студентом театральной академии – это ситуация уникальная. Я тогда был на третьем курсе, актеры мои - на втором. И раньше так никто не делал, чтобы под руководством студента, другие студенты второго всего лишь курса выходили уже на большую сцену, даже если это детская сказка.

Сказка эта мне нравилась и раньше. Среди прочих в процессе обучения было задание поставить кусок сказочного произведения, любого, и я выбрал «Дикие лебеди» Г.Х Андерсена, то, что получилось, понравилось всем, и мы продолжили. Из куска вырос целый спектакль, Премьера состоялась 27 декабря 2014 года и сейчас его можно увидеть в «Учебном Театре на Моховой».

В процессе было много трогательных моментов, естественно, денег никаких нет изначально, я вложил свои, сшили актерам шарфики, еще что-то, ребята узнали о том, что я потратился, хотя у самого денег нет совсем, и на одну из репетиций, принесли конвертик: «Вот, Димас, мы тут собрали, мы тоже хотим участвовать, это наш спектакль, мы вместе его делаем». Именно такие громкие моменты и не дают упасть. Я думаю, что исполнение мечты - именно это, почувствовать себя частью коллектива, который делает общий спектакль. То есть, не спектакль, как самовыражение меня, а спектакль, как результат любви коллектива.

На сцене смотреть свою работу волнительно. Дёргаешься, хочется поправить что-то. Этому надо учиться, как оказалось. Первый показ я вообще смотрел из рубки, чтобы актеры не видели мои реакции. Но если видишь, что ребятам радостно играть, они сами получают удовольствие, то и ты сидишь и думаешь, что все будет классно, не смотря на недочеты, все равно будет здорово.

А еще, есть реакция зрителей. Мой спектакль детский, а для детей ставить сложнее. Взрослые, если видят на сцене что-то непонятное или плохое, они всегда это могут оправдать. Сказать что это какая-то особенная идея, новаторство. А дети - нет, им, если не интересно, то всё, никаких оправданий быть не может. Когда я сижу в зале, я вижу, что интересно – это победа.

Что теперь? Теперь будет следующий спектакль. Будет дипломная работа, для нее нужно найти театр, где два месяца я смогу работать в качестве режиссера и выпустить свою постановку. Это большое и трудное дело на практике, которое займет весь следующий год. Еще сейчас я работаю сразу над несколькими проектами – мы делаем спектакль по Жану Жане «Высокий надзор» - это будет эксперимент зрителей на 15. Еще одну работу делаю по Цветаевой, здесь задействованы те же ребята, что и в моей сказке. Причем, я не любил Цветаеву, на самом деле. Это любимый поэт моей мамы и вот Алиса (актриса) подошла ко мне и говорит, «Давай сделаем по Цветаевой работу?» Я, говорю, женскую поэзию вообще-то не очень, Есенин там, Маяковский, все дела. Она говорит, да ладно, давай посмотрим, порепетируем. Ну, и я думаю, моя мама же любит, значит, в этом что-то есть, и Алиса вот тоже любит, надо в этом разобраться, к тому же, у меня было одно стихотворение, которое я любил. И я начал копаться, и это круто! Сейчас я, зная ее судьбу, зная, как именно она пишет, как строится логика ее рассказа, ее чувств, ее звукопись, начинаю кайфовать от этого. До всего надо дорасти, вот до Цветаевой дорос, мне кажется.

И по Донбассу еще работа. Мы ездили в Донецк и хотим сделать документальный спектакль об этом. У меня была дилемма в том году, я ходил и мучился, потому что спектакль надо ставить о том, о чем болит, что волнует и тревожит, а большинство современных режиссеров они ставят ну…просто ставят, и меня это бесило. Я копался в себе, не мог понять, что я хочу. Я был на спектакле, на фестивале «Арлекин», там играли люди, больные синдромом Дауна наравне с обычными актерами, это не педалировалось, то есть даже в какой-то момент даже терялось, где кто, и это было круто, я понимал, зачем это, о каких говорилось проблемах, не о болезни шла речь, а о чем-то человеческом: о войне было много философских рассуждений, юмора было много, там были погони на инвалидных колясках! Это было уморительно, смешно, весело. И я понял всё. Вот это тот самый театр и я понимаю, зачем он существует, оправдывает себя. И начал искать, что меня волнует, а меня волнует проблема гражданской войны в 21 веке, попустительство со всех сторон. Не проблема геополитики или денег, а то, что есть люди, которые вообще не причем, и они становятся заложниками ситуации. А чтобы сделать такой спектакль – нельзя из интернета набрать материал, это будет лицемерием, которого и так хватает, поэтому надо ехать, понимать, что это такое на самом деле. Мы съездили и теперь работаем над сценарием.
Вот такие планы, надеюсь, про каждый из них однажды можно будет сказать, что это – «сбывшаяся мечта».

Автор и герой истории – Дмитрий Крестьянкин (Санкт-Петербург)
Слушала и записывала - Екатерина Егорова.

Если вам понравилась эта история - делитесь ею с друзьями, вступайте в наше сообщество и, конечно, присылайте ваши истории о сбывшихся мечтах!