Новости
подписаться
поделиться в Facebook
рассказать в ВКонтакте

24 ноября 2014

Истории о сбывшихся мечтах

Мечта конструировать будущее. Институт «Стрелка»


Международный некоммерческий образовательный проект «Стрелка» появился на «Красном Октябре» в 2009 году. Главная его цель — повлиять на культурный ландшафт и изменить к лучшему облик российских городов.

Обучение здесь отличается от привычного и строится по западной модели. Учебный год начинается 1 октября, длится до 30 июня и разделен на несколько частей. Первые три месяца студенты проходят вводный курс Studio Generale, во время которого участвуют в воркшопах, слушают лекции и ходят на семинары с участием ведущих экспертов в области городского развития — к слову сказать, с институтом сотрудничают специалисты из AMO, McKinsey, MIT, Hyper Island, The Why Factory, бюро «Меганом», бюро Александра Бродского и ArchDaily. К концу этого цикла каждый студент должен определиться с темой своего личного проекта и начать его разрабатывать (тема обязательно должна быть связана с урбанистикой). С января по май ученики ведут исследования, после чего начинается подготовка открытой итоговой выставки — этой подготовкой всегда руководит международный куратор.

В постдипломную программу стараются внести как можно больше общения и сотрудничества с современными мировыми творцами. Они делятся своим опытом создания и реализации различных проектов, проводят лекции и занятия. Автор образовательной программы института — известный голландский архитектор Рем Колхас, удостоенный множества престижных мировых наград.

«Стрелка» помогает своим студентам и слушателям развивать критическое мышление и навыки представления своих проектов широкой аудитории. В процессе обучения акцент делается на способах визуальной подачи информации, на креативном подходе при сборе и анализе данных и, главное, на применимости студенческих проектов к решению настоящих проблем российских городов. Институт является большой исследовательской лабораторией города, чем отличается от других школ архитектуры и дизайна.

Учатся в институте бесплатно, все студенты получают ежемесячную стипендию в размере 39 200 руб. Поступить сюда может выпускник любого высшего заведения мира, но предпочтение отдается тем, чья специальность связана с архитектурой, медиа, дизайном и городским развитием. Из обязательных требований, помимо высшего образования: наличие сертификата, подтверждающего знание английского языка (все преподавание ведется на нем), и портфолио с реализованными проектами. Возраст подающих заявки (и надежды) должен быть от 25 до 35 лет.

Летом на территории «Стрелки» проходят публичные мероприятия, участвовать в которых могут не только студенты: лекции, мастер-классы, конференции, воркшопы, фестивали и кинопоказы проходят для всех желающих.

У института есть собственное издательство Strelka Press, которое выпускает книги о современных проблемах архитектуры, дизайна и городского развития. Среди авторов — Борис Гройс, Владимир Паперный, Илья Утехин и Уильям Митчелл.

На базе института работает одноименный бар, один из самых популярных в городе. За счет него и благотворительного финансирования и существует все заведение.

С 2012 года «Стрелка» входит в топ-100 лучших европейских школ архитектуры и дизайна по версии журнала Domus.
Также «Стрелка» принимала участие в реформировании Парка Горького, разрабатывала концепцию развития Большой Москвы, программу Московского урбанистического форума 2012‒2013.
В 2013 году «Стрелкой» запущен интернет-ресурс для сбора идей по улучшению Москвы «Чего хочет Москва».
Еще одно заметное достижение — в 2014 году институт стал куратором российского павильона на Венецианской архитектурной биеннале.

Как же все это начиналось? Историю исполнения этой мечты мы можем узнать из интервью одного из создателей, идейного вдохновителя, Ильи Осколкова-Ценципера.

Илья полагает, что нынешняя архитектурная ситуация в Москве и многих других городах, общая неприспособленность окружающей среды к потребностям горожанина - психический и мировоззренческий диагноз, поставленный нашему обществу. И Стралка может изменит ситуацию!

Как пришла идея создать образовательное учреждение нового типа, такого, как Стрелка?

Это была мифологическая встреча в городе Венеция в 2009 году во время Венецианской биеннале современного искусства. Мы сидели на лодочке, выпивали вино, и как-то в процессе разговоров эта идея возникла. Нас было пятеро: Адоньев, Мамут, Ликин, Шапиро и я, – мы давно знакомы, и часто вместе проводим время вместе. В разговоре "наболталась" такая история. Мы просто приятели, никто из нас никому ничего не продает. У каждого есть другие занятия в жизни. Вкладываем кто что может. (Попечительский совет института: Сергей Адоньев, Дмитрий Ликин, Александр Мамут, Илья Осколков-Ценципер и Олег Шапиро. - прим.ред.)

Бар "Стрелка" прямо выстрелил этим летом. У вас, говорят, строгий фейсконтроль?

Мне несимпатична идея фейсконтроля. Но зимой закроются двор и терраса, и многие люди, которые ходили сюда летом, захотят попасть внутрь. А места мало. Выбор простой: либо поднять цены, тогда многие отвалятся, но это будут люди, которых хочется здесь видеть. Или списки и фейсконтроль.

Кого вы хотите здесь видеть?

Хотим людей, которые похожи на людей. Понятно, что тут будут наши студенты, мы, само собой, и наши друзья. Хочется, чтобы здесь был интересный микс самых разных людей. Это часть нашей стратегии. Мы хотим, чтобы "Стрелка" была публичным местом, чтобы люди сюда ходили. Мы, конечно, не рассчитываем, что весело скачущие у бара люди уйдут отсюда загруженные идеями преобразования окружающей среды. Но что-то остается. Ведь наш продукт – не студент, а пейзаж.

Образование в институте "Стрелка" - для людей, уже получивших высшее образование. Чему вы учите?

Мы учим только одному – думать. Мы предполагаем, что люди, которые к нам поступают, руками многое умеют делать, а вот головой – есть к чему стремиться. Потому что головой всегда есть к чему стремиться. В этом смысле мы даем заключительную ступень образования.

Наши дизайнеры и архитекторы не востребованы на Западе?

Нет. Назовите мне, пожалуйста, одну фамилию русского архитектора, построившего значительное западное сооружение за последние, ну, например, 100 лет. Назовите мне фамилию, хоть одного русского дизайнера промышленного, графического, какого угодно, который сделал большую международную карьеру. Что-то мы с вами не видим, чтобы прибегали к нам из Китая, Германии, и Канады и умоляли построить стадион или небоскреб.

И каким же образом вы хотите это изменить?

Дело в том, что архитекторы и дизайнеры на самом деле обустраивают, и предопределяют жизнь. Они создают предметы и пространство, которые определяют наше с вами поведение. Эта работа, соответственно, требует понимания того, как функционирует общество, какой-то программы. Архитекторы должны предлагать нам с вами некий образ существования. И они должны быть в состоянии рефлексировать, работать с информацией, проводить исследования. Для того, чтобы этому учить, мы привозим сюда, без преувеличения, крупнейших архитекторов, дизайнеров и интеллектуалов. Людей очень, очень, очень большого размера. По моему собственному опыту – лучшего способа учиться на свете нет, кроме как работать совместно с каким-нибудь крупным профессионалом над сложным проектом.

Кто ваши преподаватели?

Например, тему "Сохранение", посвященную взаимодействию людей и культурного наследия в городах, будет вести сам Рем Колхас, крупнейший архитектор современности, он только что получил "Золотого льва" в Венеции "За жизненные достижения". Я думаю, со времен Ле Корбюзье не было такой крупной фигуры. Тему "Проектирование" преподает Фаршид Муссави из Foreign Office Architects, одна из ведущих женщин-архитекторов сегодня. Мы также привлекли к проекту крупнейшего русского философа Бориса Гройса, редактора "Домуса" Джозефа Гриму, культуролога Владимира Паперного, архитектора Юрия Григоряна и многих других.

Куда будут трудоустраиваться все эти креативные люди, научившиеся думать и рассуждать по-новому? Востребованы ли в нашей стране такие кадры?

Востребованность колоссальная. Предложение пока скромное...

Но рынок услуг в области дизайна и архитектуры – это рынок клиента. И не всегда у клиента достаточно вкуса…

Грустно думать, что только заказчики дураки. Если выехать за город, можно посмотреть на все эти частные дома. Хотите, открою один страшный секрет? Все эти дома проектировали архитекторы. Это только заказчики им говорят так проектировать? Там такое количество бреда! Я не представляю себе заказчика, требующего, чтобы ему сделали какую-нибудь вихляющую стену. Жалобы на заказчиков есть всюду в мире, почему, тем не менее, в разных странах всё это выглядит по-разному? У меня есть подозрение, что не только потому, что там заказчики такие крутые, но и потому, что исполнители тоже вполне ничего себе. Ужасы, среди которых мы живём, сделаны людьми, которых учили как художников. Можно спросить, в каком городе они хотят, чтобы мы жили? Это вопрос не того, красиво это или нет, это вопрос того, как мы хотим жить. Чего от жизни вы хотите? В каком доме хотите жить? Если человек строит крепостную стену до небес, то дело не в том красивая она ли нет.

История найдена благодаря Анюте Бураковой. Спасибо!